Покаяние ниневитян

Ниневия. Город, наполненный до краев грехами и преступлениями своих жителей. Город, о котором вынес Свое грозное определение разгневанный Бог, повелевший пророку Ионе: «Встань, иди в Ниневию — город великий и проповедуй в нем, ибо злодеяния его дошли до Меня» (Ион.1:2). Получив такой приказ от Господа, Иона приуныл: призыв к покаянию закоренелых грешников, погрязших в своих грехах — занятие неблагодарное! Ничего, кроме насмешек и оскорблений в ответ на свою проповедь Иона и не надеялся получить от грешных ниневитян, а становиться всеобщим посмешищем в городе Ниневии ему ох как не хотелось… И Иона не придумал ничего умнее, кроме как попытаться… скрыться, спрятаться от вездесущего Бога, чтобы не исполнять Его приказ!

Иона торопливо отправился в Иоппию, и на корабле, который он там нашел, отправился в Фарсис — как будто территория какого-то города Фарсиса была недоступна и неподвластна Господу, создавшему не только землю, на которой обитал этот город, но и всю Вселенную! Не будем подробно останавливаться на описании этой наивной попытки Ионы бежать от воли Господней, скажем одно: попытка, как и следовало ожидать, оказалась безуспешной. Иона довольно быстро понял, что играть в прятки с Создателем не только бессмысленно, но и небезопасно. И смирился под крепкую Руку Божию. И вот, Господь вторично обращается к Ионе с прежним Своим приказом:  «Встань, иди в Ниневию — город великий и проповедуй в ней, что Я повелел тебе» (Ион.3:2). И смирившийся с неизбежным Иона обречённо поплёлся в Ниневию… «И встал Иона и пошёл в Ниневию, по слову Господню; Ниневия же была город великий у Бога, на три дня ходьбы.И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедывал, говоря:  »сорок дней, — Покаяние ниневитянЙи Ниневия будет разрушена!»» (Ион.3:3-4. Но реакция жителей Ниневии на слова Иониной проповеди оказалась совсем не такой, какую ожидал Иона: ниневитяне поверили Ионе и ужаснулись грядущему суду Божию: «И поверили Ниневитяне Богу: и объявили пост и оделись во вретища, от большого из них до малого. Это слово дошло до царя Ниневии, — и он встал с престола своего и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище и сел на пепле, и повелел провозгласить и сказать в Ниневии от имени царя и вельмож его, «чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище, и воды не пили, и чтобы покрыты были вретищем люди и скот и крепко вопияли к Богу, и чтобы каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих. Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится и отвратит от нас пылающий гнев Свой, и мы не погибнем» (Ион.3:5-9). Можно себе представить, что творилось по всей Ниневии в эти дни!

Вопли рыдающих жителей города, плач их маленьких детей, рев голодной скотины… Умолкли песни, музыка и смех, остановилась всякая работа, и исчезла всякая радость из каждого дома Ниневии — город полностью погрузился в покаянный плач перед Господом, моля Его о снисходительном суде над кающимися преступниками. И Бог-Любовь умилосердился… «И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел» (Иона 3:10). Ну как тут не воскликнуть радостно: «Слава Богу! Аллилуия!» — но нет! Иону задело милосердие Божие! Как же, ведь то, о чем он пророчествовал по всей Ниневии в течение трех дней, не сбылось и не состоялось! Что подумают о нем Ниневитяне как о пророке? Поднимут теперь на смех? С пренебрежением будут вспоминать его слова о грядущем гневе Божием? И всё потому, что Бог отменил Свой приговор над Ниневией! Чувствуя себя обиженным и униженным, Иона обиделся на весь белый свет, на прощенных Господом Ниневитян, и даже на Самого Господа Бога.

Иона сильно огорчился этим и был раздражен. И молился он Господу и сказал: «о, Господи! не это ли говорил я, когда еще был в стране моей? Потому я и побежал в Фарсис, ибо знал, что Ты — Бог благий и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый, и сожалеешь о бедствии. И ныне, Господи, возьми душу мою от меня, ибо лучше мне умереть, нежели жить» (Ион.4:1-3). Вот так-то. Мы, люди, иногда попадаем в сети своего уязвленного самолюбия, и чье-то благо считаем для себя хуже нашей собственной смерти. Для нас бывает легче умереть, чем смиренно порадоваться спасению кого-то, к кому мы не питаем симпатий. И это чёрствое состояние человеческого сердца поражает нашего Господа, Который, услыхав от Ионы такие речи, с мягким упреком спрашивает его:,,Неужели это огорчило тебя так сильно?,,(Иона 4:4). Но Ионе по-прежнему не было стыдно!) Всё еще надеясь, что Господь разрушит-таки Ниневию, и его пророчества о гибели города всё же сбудутся, и он, Иона, как пророк не потеряет своё лицо перед людьми, Иона вышел из города, недалеко от него устроил себе подобие шалаша, и с любопытством стал ждать… «И вышел Иона из города и сел с восточной стороны у города, и сделал себе там кущу и сел под нею в тени, чтоб увидеть, что будет с городом» (Ион.4:5).

Нет, вы только посмотрите! Кажется, только детской наивностью Ионы (о которой свидетельствует его попытка бежать от Господа в Фарсис можно объяснить его бессознательную жестокость по отношению к Ниневитянам! Как большой огорчённый ребёнок, расстроенный, задетый за живое Иона не был в состоянии дать адекватную оценку своим чувствам, обуревавшим его. И кроткий, любящий Господь решил в Своей мягкой, деликатной форме помочь Ионе осмыслить происходящее.

Для этого Господь вырастил над головой Ионы растение, даровавшее Ионе щедрую тень, защищающую его от палящего солнечного зноя. Иона весьма обрадовался этому растению, но Бог устроил так, что это растение просуществовала только до следующей зари, увянув к следующему рассвету, и Иона снова оказался под немилосердным палящим солнцем. Конечно, можно было бы вернуться в спасенный город Ниневию, и найти там укрытие от солнечного зноя, но Иона не желал и близко подходить к городу, который он считал местом гибели своей репутации как пророка Божия! Легче было умереть! О чем Иона и не преминул сообщить Господу. Господь мягко спросил Иону: «Неужели так сильно ты огорчился за растение?,, Иона подтвердил Богу свое огорчение. И тогда Господь произнес слова, пробудившие совесть Ионы:  »Ты сожалеешь о растении, над которым ты не трудился и которого не растил, которое в одну ночь выросло и в одну же ночь и пропало: Мне ли не пожалеть Ниневии, города великого, в котором более ста двадцати тысяч человек, не умеющих отличить правой руки от левой, и множество скота?»» (Ион.4:10-11). Сто двадцать тысяч, не отличающих правой руки от левой, — это маленькие дети Ниневии…

Эта история побуждает нас сделать сразу несколько выводов. Первый: воле Господней, возложенной на нас , каждому из нас придется неизбежно покориться, а потому самое лучшее — принять её сразу, не испытывая долготерпения Господа. Второе: наша воля должна совпадать с волей Господа, и мы должны быть милосердны и сострадательны ко всем, к кому милосерден и сострадателен наш Бог, а милосерден и сострадателен Он ко всем людям. Третье: наше желание спасения другим людям ни в коем случае не должно зависеть от наших амбиций и антипатий. Четвертое, и самое главное: дверь покаяния — это дверь спасения от гнева Божия. Всегда, пока жив человек.

Добавить комментарий

Войти с помощью: