Католические творения, известные нам под православной обложкой

Всем известно что уже почти тысячу лет Православная и Католическая Церкви не состоят в каноническом общении. Пути развития духовности разошлись уже очень давно, что невозможно не заметить. Обе стороны выражали свое вероучение, духовную практику и вообще взгляд на мир в богатом письменном наследии. Православная оценка западной духовности и католических произведений была и остаётся неоднозначной. Можно слышать голоса обоих крайностей, от уравнивания латинства с самыми худшими из ересей, так и, напротив, признания тождественности духовного опыта и спасения в православии и католицизме. Одни видят в произведениях инославных авторов сплошную ересь и прелесть, другие же не видят особой разницы в обоих традициях. Все же, история показывает, в православной традиции существовала и другая, более взвешенная позиция, согласно которой, за пределами Церкви не сразу начинается сатанизм, а остаётся место доброму человеческому, а иногда и духовному опыту. Многие святые, активно использовали западные труды на благо Православной Церкви, мудро находя и выбирая доброе и правильное, и отсевая ложное. Результатом такой обработки стало несколько известных нам произведений, ставших классическими в православной традиции.

1. «Невидимая брань» прп. Никодима Святогорца. Не всем известно, что классическая книга по православной аскетике является ничем иным, как сильно переработанным произведением католического священника Лоренцо Скупполи «Il combattimento spirituale» («Брань духовная»). Тот вариант, что известен нам, претерпел двойную обработку двух великих святых, прп. Никодима Святогорца и свт. Феофана Затворника. Последний писал о ней так: В «Невидимой брани» многие главы переделаны. Та книга католиком писана, а католики об умной молитве и иных вещах подвижнических иначе от нас судят. Старец Никодим поправил, но не все. Я докончил поправку. Помните я писал: перевожу книгу, похожую на «Невидимую брань». Дошел до молитвы — и стал. Я, говорит, буду говорить только об умной молитве, и пошел точать, о молитве слова два сказал, а далее все — meditation и meditation. 20 с лишним глав. И все как-то мудрено. И поправке трудно поддается. Я и бросил, — пока наберусь мужества. Он же и сделал русский перевод произведения, адаптировав его для православного читателя.

2. «Илиотропион» свт. Иоанна Тобольского. Замечательное произведение о Промысле Божием и согласовании божественной и человеческой воли, также в своей основе имеет одноименное католическое сочинение. «Heliotropium, seu conformatio humanae voluntatis cum divina» (1627) немецкого писателя и проповедника монаха Иеремии Дрекселя (1581–1638) лег в основу известного произведения, обработанный и адаптированный для православной аудитории. Тем не менее, в книге неоднократно идут ссылки на такие западные авторитеты, как Фома Аквинский, Фома Кемпийский, Бернард Клервосский, Екатерина Сиенская и других. По словам одного исследователя, можно назвать множество примеров перевода на русский язык западной нравоучительной и духовной литературы, но случай с «Илиотропионом» исключителен тем, что это произведение в своем русском переложении настолько органично вошло в круг популярного православного назидательного чтения, что уже неразрывно связывается с именем своего переводчика. Кстати, «Илиотропион» — это не единственный западный труд, переведенный свт. Иоанном.

3. «Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной» свт. Петра (Могилы). Символическая книга Православной Церкви, которую известный канонист свт. Никодим (Милош) ставил в один ряд с постановлениями Вселенских соборов. Одобрена двумя поместными соборами и четырьмя восточными патриархами. По словам прот. Георгия Флоровского, составитель пользовался постоянно “Римским Катихизисом”.. еще “Суммой” или большим Катихизисом Петра Канизия, “Компендием” или малым Катихизисом П. Сото, О. Р. Нет надобности перечислять и отмечать все отдельные случаи заимствования или подражания. Всего важнее, что именно в целом “Православное Исповедание” есть только как бы “приспособление” или “адаптация” латинского материала и изложения. Использование наработок католического богословия не помешало стать этому творению одним из самых авторитетных текстов православного богословия XIX века.

 

4. «Келейный летописец» свт. Димитрия Ростовского. Прославленный святитель в своих литературных трудах не гнушался использовать творения западных авторов. Помимо известных «Житий», составленных во многом по изданиям «Acta sanctorum», он также составил историко-хронографическое сочинение «Келейный летописец», в котором происходит осмысление и толкование событий библейской истории. Несмотря на широкий круг использованных источников произведение представляет собой компиляцию преимущественно из библейских толкований католичических (иезуитских) и протестантских экзегетов и проповедников и из трудов польских историков. Несмотря на наличие неправославных источников, прп. Амвросий Оптинский советовал использовать его и другие произведения свт. Димитрия, для руководства в самой жизни, чтобы знать и уметь, как когда должно поступить чисто по-христиански, согласно православным постановлениям.

5. Акафисты Страстям Христовым, Покрову Пресвятой Богородицы, Гробу Господню и Воскресению, Святой Троице, Архистратигу Михаилу. Все перечисленные акафисты являются переработкой из униатских сборников, которую произвел свт. Иннокентий Херсонский. Это является одним из примеров богослужебного заимствования из чужой традиции. Акафист Страстям Христовым входит в состав богослужения Пассии.

***
Говоря об использовании неправославных творений, на мой взгляд, следует избегать крайностей. Не нужно поголовно обвинять инославных в сатанизме и недобросовестности, но и чересчур увлекаться ими также не стоит. Нужно проявлять рассудительность, просить Бога об ограждении нас от всякого лжеучения и при этом не бояться с осторожностью​ использовать их, к примеру, в богословских исследованиях, чему примером служат наши святые.

Добавить комментарий

Войти с помощью: