Как ведут себя святые: пять фактов о святителе Феофане Затворнике

Несомненно, что для нас, православных христиан, живыми образцами воплощения в жизнь Евангелия Христова являются святые люди. Глядя на них, мы имеем возможность видеть, что именно Церковь считает подлинной христианской святостью, какие черты характера и поступки конкретных людей соответствуют учению Христа.  Иногда, некоторые верующие начинают придумывать свои стандарты поведения и мышления, которым на их взгляд должен соответствовать христианин, забывая о том, что более разумно ориентироваться на образ жизни тех, кто уже прославлен у Бога. Поэтому, было бы полезным обратиться к примеру одного из близких по времени к нам святых, епископу Феофану Затворнику, и посмотреть, что и как он считал позволительным или недопустимым для настоящего православного христианина. Познакомимся с  несколькими примерами.

 

1. Жизнелюбие и юмор.

Для подлинного христианина не свойственно унылое состояние духа, мрачное выражение лица и отрицание всякой человеческой радости. Те, кто знаком с творениями святителя, особенно с его эпистолярным наследием, не могли не отметить удивительную жизнерадостность, его любовь к людям и  добрый юмор. Действительно, когда читаешь его письма, есть где посмеяться и поплакать. Это и рассказы о подробностях быта, вроде отчаянных попыток освоить фисгармонию или скрипку. На склоне лет, будучи полуслепым старцем он не впадает в малодушие, а воображает, как будет кейфовать, в ожидании пока придет беззубая всех поедающая. Тон его нравоучений также зачастую наполнен юмором. Но это нисколько не мешает воспринимать его слова серьёзно. Его ирония всегда добрая и умеренная, отсутствует всякая пошлость. Он практически не ругает своих нерадивых адресатов за лень и отсутствие желания меняться, вместо этого он в полушутливой форме указывает им на существующие неисправности. Каждое письмо начинается или заканчивается теплыми пожеланиями, в периоды праздников это обязательно поздравления, в том числе с вполне светскими как Новый год.

 

2. Образованная простота.

У людей с хорошим образованием и богатыми талантами может возникнуть искушение превознестись над теми, кто этого не имеет и относиться к ним с пренебрежением. Ничего подобного мы не видим у владыки Феофана. Будучи от природы весьма одаренным, имея отличное богословское образование, архиерейский сан, зная несколько языков и, наконец, получив степень доктора богословия (уже в почтенном возрасте), святитель много общается с простыми людьми и проявляет большое терпение и участие в их жизни, проблемах и радостях. Он старается писать как можно доступней и способствовать тому, чтобы цены за его книги, были по карману  простым верующим. Он умеет сочетать труд ученого книжника с пастырской снисходительностью к немощам и малограмотности людей в духовных вопросах. Святитель прост и доступен, как в общении, так и в своём быту. Кстати, большую часть своей пенсии он раздавал нуждающимся.

 

3. Польза «внешнего» знания.

Христианин не обязан закрываться от светских знаний, которые не противоречат Слову Божию. Сам святитель, был образованнейшим человеком своего времени, знал несколько древних и современных языков. Трудно сказать, чем он не интересовался. При основном занятии богословием, он увлекался психологией, интересовался историей, политикой, физикой, философией, искусством, педагогикой, логикой, естествознанием, медициной. Активно применял гомеопатию. Владыка стремился быть в курсе самых свежих достижений и идей своего времени. Познания в различных областях активно применялись им в беседе со своими читателями. Вспомним хотя бы его попытки объяснить реалии духовного мира через аналогии с изобретениями рук человеческих.  Святитель был убежден, что все это может принести пользу, при правильном подходе: «И книги с человеческими мудростями могут питать дух. Это те, которые в природе и в истории указывают нам следы премудрости, благости, правды и многопопечительного о нас промышления Божия… Бог открывает Себя в природе и истории так же, как и в слове Своем. И они суть книги Божии для тех, кто умеет читать».

 

4. Может ли быть что доброго с Запада?

При критическом восприятии искажений христианского учения в западной традиции православному христианину не вменяется  в обязанность клеймить все неправославное и приписывать весь опыт инославных внушению дьявола. Глубокое знание и любовь к своей вере сохраняют от вредного влияния чужого вероучения и даже позволяют применять наработки его представителей на пользу православию.  При искренней убежденности в спасительности православия и критических отзывов о Западе, святитель не гнушался использования католических и протестантских трудов, если видел в них добрые и полезные мысли или просто серьезные научные исследования. Значительная часть его библиотеки состояла из иностранных сочинений, в том числе по богословию и библеистике. Он сам переводил католических авторов, обязательно устраняя явно неправославные идеи. Подход к чтению инославных авторов святитель выразил так: «На Западе ведь не все проломленные головы. Есть много смиренных писателей-тружеников, не у католиков только, но и у протестантов. Общехристианские истины у них излагаются добре. В этом можно пользоваться ими, но все же не с завязанными глазами. За нами водится этот грешок. Понравится писатель, и начнут его переводить, и уж все подряд и дуют. А у тех между добрыми приводятся и их неправославные воззрения».

 

5. Один внимательный псалом или десять акафистов?

Будучи глубоким знатоком искусства молитвы и православного богослужения святитель Феофан не относился к богослужебным текстам и молитвенному правилу как к чему-то самодостаточному. Ему присуща большая духовная свобода, достаточно вспомнить его наставление одной из духовных чад: «Никогда не вяжите себя правилом, и не думайте, что есть что-либо ценное в том, что имеете такое правило или всегда его совершаете. Вся цена в сердечном пред Богом припадании.. Всячески избегать надо формальности и механизма в молитве. Пусть это всякой раз будет делом обдуманного свободного решения и совершать его с сознанием и чувством, а не кое-как. На случай надо уметь сокращать правило. Мало ли в семейной жизни случайностей? Можно, например, утром и вечером, когда нет времени, прочитать на память только молитвы утренние и на сон грядущим. Можно даже и их не все читать, а по нескольку. Можно совсем ничего не читать, а положить несколько поклонов, но с истинною сердечною молитвою. С правилом должно обращаться с полною свободою. Будьте госпожа правила, а не раба». Таким образом, молитвенные тексты для него являются средствами войти в подлинное общение с Живым Богом.

***

Можно приводить и много других аспектов жизни святителя, но из вышесказанного уже ясно то, христианство святых людей проявлялось не столько в особенном внешнем поведении, сколько в своем внутреннем отношении к Богу, людям и явлениям этого мира. Не будем забывать, что христианство ни в чем не обделяет человека, а напротив, даёт правильные  перспективы его развитию. Убежден, что в вопросах о том, как христианину строить свою жизнь, важно обращаться к примеру и наставлениям настоящих экспертов в этой области, какими являются для нас святые.

Добавить комментарий

Войти с помощью: